Подписаться на RSS

Архив для категории "Таиланд"

105 батов и палец в ж…е Фев 11

В Паттайе невозможно не стать невозможным циником. Иные здесь не приживаются, выбирают места поровней. Зато в море паттайского цинизма нет ни грамма лжи и фальши; все называют вещи своими именами и ничего не стесняются.

Шульц рассказывает, куда он запропастился в последнее время. Исчез с радаров, не отвечал на звонки. Мы собрались во »Вью Талае», по случаю приезда нашего общего товарища Паши. Приехал ещё Иннокентий, он живёт неподалёку. Паша снял квартиру с кухней и замечательно готовит стейки, а кофе у него вообще самый лучший. К тому же в периметре его »двушки» нет ни одной женщины. Наташа на встречу не пошла, она начиталась о похождениях нашего земляка Соси Фиксина в ЖЖ и потеряла веру в род людской.

Подробнее…

Любовь и голые Янв 04

 

- Корабль плыл по Сиамскому заливу. Почему-то разделённый на две половины – мужскую и женскую. Не залив, разумеется, а корабль. Обе половины – как из 18-ого века. Богатые деревянные интерьеры, густо украшенные резьбой, тяжёлые кованые двери, публика при титулах. Мужской половиной командовал настоящий виконт. Я была на женской половине. Какая-то фрейлина праздновала окончание университета, и по этому случаю организовала пышный банкет. С мужской половины выменяли повара. За него нам пришлось отдать целый чизкейк, большую ценность. До сих пор непонятно, почему повар приравнен пирожному, которое он может сделать и сам, но кажется, дело того стоило. Когда всё было готово, звать мужчин послали горничную. Она вошла в помещение и наткнулась на голого мужика. Совсем голого. И вообще, там все были голые, абсолютно. Мужик стал прыгать, как папуас, и угрожающе размахивать членом. Горничная испугалась и убежала. Тогда этот извращенец схватил настоящего слона и стал трахать его прямо в хобот. Слон вырывался, но его крепко держали. Прямо в хобот. Ужас какой, представляешь? Вечно мне снятся самые невообразимые гадости.

Подробнее…

Морковный экспресс Янв 04

 

Маршрутка на пляж Джомтьен набита под завязку. Сплошные соотечественники, понятное дело. Красивые женщины, сгоревшие в мясо, пьяные неукротимые мужчины с медными лицами. И дети, конечно же, дети. Паттайя уже давно – семейный курорт. Дородная блондинка, сгоревшая в мясо, поддерживает пьяного мужа, чтобы не вывалился в проход. Он иногда поднимает голову и неукротимо бычит в пустоту. На всю жизнь свою бычит — серую, мерзлотную. От этого в маршрутке становится по-домашнему уютно, как в трускавецких пансионатах, никто не в обиде. 15 человек едут на Джомтьен.

Подробнее…

Приключения Чебурашки в Таиланде Дек 10

В прошлом месяце у Наташи в судьбе значился 30-ый день рождения, и я специально прилетел к ней в Паттайю отомстить. Вроде как вчера ей было всего лишь двадцать с хвостиком, девочка-припевочка, а я — старый пердун на пятом десятке, но сегодня мы стали гораздо ближе в цифрах, и это надо как следует отметить.
Ещё в Катманду Оля Андреева передала в подарок именной блокнот. Ну как передала… Короче, я его выклянчил. Плёл что-то об ужасно дорогом одолжении, что Наташа будет безумно счастлива, особенно если там окажется рисунок Чебурашки, который нам очень типа нравится. Хитрый план наварить за халявный рисунок на »Сотбисе» целое состояние лет через двадцать остался в тайне, но так делают все серьёзные коллекционеры живописи. Рисунок за ночь появился, блокнот был выманен и занял своё законное место в рюкзаке.
День рождения состоялся 15 ноября. Всё пошло чудесно, романтические сопли стекали с набережной в Сиамский залив, мутные паттайские воды покрылись подозрительно розовыми разводами.
Двадцатого ноября Андреевы написали мне в Скайпе: »А ты своей любимой подарил блокнотик от нас? Он ей понравился?»
Я повернулся к Наташе и спросил:
- Тебе понравился Олин подарок?
- К..какой подарок?
- Ну блокнот же, с рисунком!
- Ты мне ничего не дарил, — сказала Наташа страшным голосом и побледнела.

Подробнее…

«Каникулы фрилансеров-2». часть 9 »Азиопа» Апр 21

Тайская кода

 

Время опережает мой батискаф.
Сплетённый мыслями, наблюдениями, предрассудками, гордостью и предубеждением, оформленный в виде путевых заметок, он неспешно дрейфует где-то на перегоне из Самуи в Пхукет. Застрял в феврале и Юго-Восточной Азии, а между тем, уже апрель, и я только что физически вернулся из Европы.
Люблю эти два континента, каждый по-разному и за разное. Это заразное, говорит Наташа. Весь наш проект с путешествиями – сибирская язва, от которой невозможно вылечиться. Террористы подсовывали её в письма, вызывая переполох и почтофобию, а мы получаем вирус вместе с очередными билетами по маршруту ‘’Домодедово – Нью-Тмутаракань». Купили вот на днях осенний Непал, теперь не знаем, что с ним делать. Я лениво возражаю, мол, предупреждал её, ещё в самом начале, 3 года назад: »Подумай дважды. Завтра мы улетим в Китай, оттуда – в Швейцарию. Тебе понравится. Но этот поезд – в один конец, обратного рейса не предусмотрено, а бригада таджиков оперативно разбирает рельсы. Ты уверена, что готова спустить в унитаз прежнюю жизнь, вместе со своим телефоном от »Prada»?’’.
Теперь мы мечемся между Римом и Гонконгом, барахтаясь где-то в промежутке у Сиамского залива, и я даже не успеваю описать всё толком. Батискаф причаливает к Пукету, но пляжные пасторали уже поблекли, их перебивают венецианские фрески и экспрессивные мраморные тела из Тосканы.

Подробнее…

«Каникулы фрилансеров-2″, часть 8. »Острова» Апр 08

Конец, Света!

 

Есть места на земле, куда ехать уже поздно. Например, Самуи.
Света из Иваново побывала там пять раз, написала четыре отчёта, заработала три лайка в Одноклассниках за фотографию »я сложила руки лодочкой на фоне какого-то большого Будды». Сделала великое географическое открытие, что Чавенг — более лучший пляж, чем Ламаи. Стала трэвел-гуру у себя в колледже, консультирует салаг, принципиально теперь не ездит в Анапу, потому что там лузеры. Я теряюсь в компании таких уверенных женщин. По старинке думаю, что они учатся в шараге и лузгают семечки у себя, там, на станции »Сортировочная». А они уже перещёлкали мыльницами вдрызг знаменитые фаллические »Бабушку с дедушкой», выплеснули в интернет, выжгли напалмом каждый миллиметр.
Мы плещемся в небольшой лагуне неподалёку, пугаем рачков, наслаждаемся солнцем и прекрасными видами на вечную борьбу стихий, твёрдой и мокрой.

 

 

Приехал очередной автобус, и новая партия людей-пчёл организованно облепила дежурную аттракцию. Вдумчиво отсняв положенное, переключились на нас, наслаждающихся. Троллю, присаживаюсь на камнях. В общем, как могу, поганю пейзаж.

 

Все счастливы, биологическая цепочка фотодрочерства замыкается. Наташа проваливается в солёные объятья морской романтики и зависает на камнях, словно ожидая выхода из пучин дядьки Черномора.

 

 

Я памятую о тридцати трёх сказочных богатырях, мускулистых, в обтягивающих атласных трико, и увожу её от греха подальше на соседние пляжи.
Мы уже второй день на Самуи, но всё равно — поздно. Мой путеводитель интимно сообщает, что пляж Чавенг — дикий и красивый, с кристально чистой водой и пятью резортами. Бунгало стоит от 50 до 200 батов за ночь. Стремительно бежит время. Этот экземпляр 1979-ого года выпуска, немногим моложе меня, но какая разница в ощущениях! Как бы вы себя чувствовали, если бы пришли на вокзал, запыхаясь и с чемоданами, а вам сообщили так невзначай, что поезд на Биробиджан ушёл 33 года назад и с тех пор не возвращался? Биробиджан — это место, откуда не возвращаются в принципе, но вам от этого ничуть не легче, вы готовы поменять билет куда угодно — хотя бы до Самуи, — но на Самуи ехать опять поздно. Ваше место заняла другая Света, из того самого Биробиджана, у них с прошлого месяца запустили чартер.
-Забронировал гостишку на Чавенге. Судя по иллюстрациям — вполне мило, чуть в стороне от суеты и толп, — сказал я.
В миллиметре от головы пролетел самолёт. Наташа инстинктивно пригнулась. Первая ночь прошла на Банграке. Тайцы остроумно выстроили бунгало в ряд точно по курсу взлётно-посадочной полосы местного аэропорта. Готов присягнуть, что пилоты ориентировались по лампочкам наших веранд. Первые два часа самолёты влетали в окно, проносились над кроватью и выходили в районе сортира. Я даже отодвинул штору и приоткрыл дверь, чтобы не хлопала. Потом привыкли, но захотелось каких-то перемен судьбы.
Куда угодно, — эхом отозвалась сонная принцесса. — Я словно в Пёрл-Харборе, пережила налёт японской авиации. Ты хотя бы заснял, как они пикировали к нам на крышу?
Я стыдливо промолчал и сменил тему разговора. Как и всякий чайник, честно отдежурил утро в ожидании эффектного кадра »Боинг-737 сваливается на голову», но каждый раз срочные надобности, отвлекавшие от процесса, мистически совпадали с расписанием полётов. Спохватившись, выхватываешь камеру, путаешься в кнопках, пытаешься навести прицел — поздно. Так получается, что на Самуи всюду опаздываешь, начиная с приезда и заканчивая производственными нуждами.
Приехали в самое начало Чавенга, нашли свою гостиницу »Hakuna Matata». Я заполнял документы, Наташа от нечего делать рассматривала стену, заклеенную фотографиями счастливых постояльцев.
- Гляди, какие подозрительные физиономии, — сказала она. — Явно наши. Хоть прикуривай. Из-за таких иногда случаются дипломатические конфликты между странами.
Я обернулся и посмотрел на двух довольных здоровяков. По всему выходило не меньше полкило »Чиваса» на брата.
- Да это же Сашка »Аппаришен» — отвечаю.- Помнишь, в Питере встречались, в кафе у Мантулы? Вот уж не ожидал увидеть его изображение здесь.
Планета внезапно скукожилась до размера коридора »Питер-Самуи». Мы движемся либо параллельно, с разной скоростью, либо навстречу. Как ни выстраивай график, конец неизбежен. Где-нибудь на полпути, в Катманду, обязательно увидишь виновного в дипломатическом конфликте, с которым распивал водку или курил запрещённые папиросы. Вторым изображённым, судя по подписи, был Ksafr с форума awd.
- Спасибо, что не Света, — меланхолично произнёс я. — Подарки судьбы надо ценить. Пока не поздно…

 

Ы-фактор

Итак, мы приехали в »Акуну Матату», на северный Чавенг. Интересный отельчик, оформленный с выдумкой. Когда нет денег на дорогой кафель и вычурную мебель, достаточно расписать стены жизнеутверждающим орнаментом — эффект будет тот же. Мы пробирались к номеру по дорожке, игриво выложенной булыжниками, мимо садовника, возившегося с электропроводкой и ещё какими-то хозделами. Как ни странно, он был фарангом. Я громко объяснил Наташе, что в отелях такую работу обычно выполняют нанятые бирманцы — люди, которым уже нечего терять и некуда идти. Фейспалм отложился на день, когда выяснилось, что работник был русским и наверняка всё слышал. Да и вся Матата оказалась насквозь русской, начиная с хозяев и заканчивая советскими агитплакатами в баре. Поэтому когда на пару часов вырубили свет, я не рассердился, а заплакал от ностальгии по родным берёзкам и ЖЭУ №7 города Железнодорожный. Иностранцы тоже плачут, когда пытаются воспроизвести дурацкое инопланетное слово »Zheleznodorozhniy» и громко смеются в отместку, услышав перевод — Railwaycity. Всё равно они говорят неправильно, заканчивая на »ий». Помнится, встретили мы на Яве одного английского паренька. Он сделал страшное лицо и заговорщицки сообщил, что встречается с бывшей москвичкой, и поэтому знает русскую букву »Ы». Я брякнул, что в нашем алфавите немало чудес, и вторым по значимости считается космос непроизносимого звука »Щ». Одно только слово »дрыщ» способно породнить целые народы. Уверен, теперь мы с англичанином заодно.
В »Акуне Матате» нам понравилось, но все комнаты были забронированы, и на следующий день пришлось съехать. Я редко пишу о местах для постоя, и совершенно напрасно. Нет темы для странствующего более актуальной и богатой на аналогии. За последние семь лет я сменил сотни бюджетных гостиниц. Они напоминают мне моих же бывших жён.
Всё начинается с радужных картинок на сайтах бронирования или помпезного холла. Есть такой сорт недорогих отелей (и жён), где персонал обитает в дворцовой роскоши коридоров и лобби с кожаными диванами, а постояльцы ютятся в тесных сырых каморках. Я такие подставы выявляю на раз, что не мешает регулярно попадаться в их замаскированные капканы. Сначала вроде бы ничего, даже нравится. Бронируешь, платишь тариф, получаешь квитанцию с круглой печатью. Она заявляет, что пока оставит себе фамилию от предыдущего мужа, так, на всякий случай. Тебе пофигу, как будет называться эта гостиница. Входишь в неё властно, в любое время дня и ночи, валишься на кровать в джинсах. Уходя, не выключаешь кондиционер, чтобы вернуться в прохладу. Включаешь музыку на неположенной громкости, а на все претензии показываешь круглую печать в паспорте. Но проходит время, начинаешь замечать скрытые неудобства. То розетка выдаёт электрический фейерверк, то душ превращается в филиал Баренцева моря. Ворчит, что ты жадный и не даёшь на норковую шубу, или заставляет заправлять простынь по-солдатски, без единой морщинки. Что поделать, в дешёвых заведениях всегда так. Поэтому в моём рюкзаке числятся туалетная бумага, мыло, походное полотенце и сэкономленный шампунь из предыдущей ночлежки, на случай сверхбережливых хозяев. Я экономлю на ночлеге, они экономят на мне. Просто-таки фестиваль всемирного скупердяйства. Жёны, между тем, достают второе одеяло и переводят тебя на диету »яичница и много кетчупа».
Чем дальше, тем вектора движений расходятся всё сильнее. Ты уже думаешь, что не собирался всю жизнь проводить в этом городе, что в мире полным-полно дорог и других гостиниц. Что жизнь идёт, ты уже не тот студент или офисный клерк, что сватался на огонёк в места попроще. А твои бывшие так и остались отелями, где сердца разбиваются вдребезги от походов в »Ашан».
Всё-таки гостиницы лучше жён. Язык не повернётся назвать их »бывшими». Они не ревнуют к другим гостиницам, не требуют отступных при чек-ауте. Наступает момент выбора — остаться дома, или…
Я совершаю жестокость и уезжаю навсегда.

 

Все путешественники — законченные эгоисты и негодяи, я всегда это говорил. Жестокость — наша работа, ежедневное жертвоприношение Богу Странствий. Выбор уже сделан, в самом начале. Брошенные жёны рыдают, оставленные дома мужья скрипят зубами, дети считают дни, подруги истерят и насилуют Скайп. Половина этого мира готова сойти с ума от ревности и страданий, а ты спускаешься со второго этажа »Акуны Мататы» и заходишь в бар, пропустить бокал с апельсиновым фрэшем. Расставлены бильярдные столы, на полках валяются путеводители. Один из них — на русском языке, как раз тот, что очень нужен! Не знаю, что удержало от неминуемой кражи. Может быть, те самые буквы, на которых держатся законность и мораль за пределами Российской Федерации? Нехорошо красть у тех, кто способен без запинки крикнуть тебе вслед: »Слышь, ты, дрыщ прыщавый!».
Выходишь на пляж. Такая работа. Вода на северном Чавенге ничуть не чище, чем в северной Паттайе. Самуи? А что Самуи…

 

 

 

Кто-то ездит сюда за свои деньги. Все мы не без греха. Другие, допустим, не могут выговорить русскую версию Railwaycity. Прощаю и тех, и других, в ответ требую простить меня за пустое злословие. Нас помирят буква Ы и akuna matata inside.

«Каникулы фрилансеров-2″, часть7. «Работа в Баунти» Мар 09

Из жизни млекопитающих

Человек — удивительная скотина.
Не в том смысле, что вы подумали. Я о привычках и физиологическом расписании. Как корова или другой домашний скот, честное слово. Если Бурёнку не подоить вовремя, у неё набухнет вымя и она протяжно замычит. Шарик скулит по утрам в передней, и не дай бог опоздать с прогулкой хотя бы на полчаса — лифт будет вонять месяц, а соседи — тихо ненавидеть, — нет, не пса — его хозяина. Понятно же, что человек, у которого собака не донесла до газона, не может быть достойным по определению, а по-чесноку — изрядная сволочь. Деревенские встают в пять утра — кому проса всыпать в стойло, за кем говно убрать, потому что если не убрать к рассвету, вырастет такая гора говна, что рассвет никогда не наступит. Физиология и его чёткое расписание, никуда не денешься.
Думаете, мы лучше животных? Всего одна ночь без сна, этой привычной процедуры. Дуры — мы купили сидячие билеты на поезд без кондиционера, из Бангкока в Чумпон. Вагон, дребезжавший всеми внутренностями, дрых трелями в 50 тайских носов и один наташин, а я никак не мог заснуть, боясь пропустить свою станцию. И так до 4-х утра.

Подробнее…

О пидорасах и ценностях жизни Фев 03

 можно сдохнуть прямо таким неестественно молодым

можно сдохнуть чистеньким, гладковыбритым, седым

можно сдохнуть на вертушечки ставя раритетный винил
можно сдохнуть по вине каких-то незнакомых мудил
(с) »Кровосток»

На днях закончилась моя битва с тёмными силами паттайской стоматологии. Счёт 62:2 в их пользу, где первая цифра — уплоченные баты в тысячах, а вторая- количество забитых в челюсть мостов, причём один из них — с пенальти.
В качестве протезиста я выбрал себе гея. »То есть, пидораса?» — спросите вы. Мне и самому было интересно проверить, в хорошем смысле он гей или как обычно. Да и знакомые порекомендовали.
Когда-то на заре юности я относился к геям так же, как и евреям. В нашем благонамеренном советском Альметьевске (Татарская АССР) не было ни тех, ни других, и никто не знал, как они выглядят и чем занимаются. Одноклассница Люда Липерт говорила, что она грузинка, ей беззаветно верили. Все люди делились на злых немцев, которых мы победили, хороших русских и обычных татар. Других национальностей мир не знал. Наша училка по английскому Сания Шафиковна прямо на уроках распускала зловещие слухи о мировом еврейском заговоре и могущественных сионистах. Люда Липерт краснела, но остальные воспринимали угрозы как сюжет о непонятных космических джедаях из популярных тогда видеосалонов. Потом мой друг поступил в московский нефтяной институт и сообщил, что вся их профессура — сплошь Вайнштейны и Рабиновичи. Я зауважал Люду Липерт и решил, что еврей — это такой очень умный человек, только разговаривает по-русски.
Та же история и с гомосексуалистами.

Подробнее…

Как день провёл меня Фев 03

Мой вчерашний паттайский день начинался именно так.
Я стоял на трассе и ловил попутку. Остановился пикап. В кабине сидели супруги, среднего возраста. Удивительно встретить американцев в колумбийской глуши. Они выслушали мою пламенную просьбу подвезти до города, задали пару вопросов и предложили лезть в кузов. С тем и поехали.
Помню, вокруг мелькали леса и разбитые просёлочные дороги. Раздалась трель телефона, звонила Ольга Николаевна, главбух фирмы, с которой я уволился 6 лет назад.
- Привет, Артур! А ты где?
- Я в Колумбии сейчас. Вот еду в пикапе. Меня подвозят американцы.
- Спроси, как они платили НДС в этом году.
Я обратился с этим вопросом к мужчине, сидящему за рулём. Он попросил жену показать бухгалтерские документы. Она вытащила папку, открыла нужную страницу и протянула мне. В документе стояла итоговая цифра — 50 тысяч тонн воды.
- А как это вы платите НДС тоннами? — поразился я. — Почему не деньгами?

- Видите ли, мы выращиваем рыбу. Чтобы вырастить, нужно пропустить очень много воды.

В процессе разговора я заметил, что она легко перешла на чистый русский.
- Вы что, русская?
- Да, меня зовут Света.
- Вы из Москвы?
- Нет, я с Украины.
- А ваш муж? Он…
- …Американец.
- Всё-таки давайте уточним, как вы платите НДС. Это очень важно.
- Об этом, наверное, лучше мужа расспросить. Сейчас я его позову.
Она вышла из комнаты. Откуда ни возьмись, нарисовался её широкоплечий супруг. Его лицо было мне подозрительно знакомым.
- Давайте уточним, всё ли я правильно понял. Итак, вы пропускаете через рыбий питомник большое количество воды, а потом берёте от этого количества 13% и отдаёте его как НДС? — всё это я говорил по-русски.
- Не совсем так. Согласно документов…
- Вы тоже с Украины?
- Да. Моя фамилия Зуев.
Меня как током ударило. ТОЧНО!!! Вспомнил! Это же Зуев, сбежавший украинский премьер-министр! В голове сразу всплыли обстоятельства его побега из-за обвинений в коррупции. Но его же ищут, причём очень многие…
- Вы…тот самый? Зуев?
- Да, тот самый. Очень вас прошу, не рассказывайте никому. Ни единой душе. А то у нас могут быть серьёзные проблемы.
- Гарантирую, что буду нем, как ваши рыбы. Моё слово- кремень.
Так и расстались. А потом я брал интервью у какой-то знаменитости, похожей на Божену Рынску. Мы сидели друг против друга — она в чёрном облегающем платье, я — с блокнотом в руке. Больше ничего не помню.
- Вы знаете, — начал я неуверенно, — недавно в Южной Америке мне довелось познакомиться с одной интересной парой украинцев. Они ехали на машине, и…
Я осёкся. Знаменитость, похожая на Божену, смотрела на меня пристально, её колотила мелкая дрожь, словно перед таинственной дверью, за которой должно случиться нечто Очень Важное.
- Как дела у Светы? — тихо произнесла она. Я заметил, как губы лишь чуть вздрогнули, выпуская влажный воздух. — Она…она жива?
- Да, у неё всё в порядке. У них всё в порядке, — поправился я. — Они сейчас в Колумбии, ездят на белом пикапе.
»Надо же, — мелькнула мысль, — ты всё разболтал. Практически сразу, первому встречному».
Стало стыдно. И я проснулся.
Как обычно, в Паттайе уже полпервого дня, и соседи-американцы о чём-то булькают в коридоре на своём, американском. Терпеть не могу их манеру пережёвывать букву »р». То ли дело англичане. Пора вставать. Ну и приснится же такое! Премьер-министр Зуев, НДС в воде, дурацкое интервью. И предательство.
Стоп. Кого я предал? Разболтал то, что случилось во сне? Предал несуществующую химеру, плод сумеречных фантазий головы, уставшей от дневной работы?
Мне всё равно стыдно. Предательство не имеет оправданий, совершено оно во сне или наяву. Наташа тоже проснулась, потягивается и говорит, что ей снился кошмар: я привёл в квартиру какую-то Олю и вполне так буднично заявил, что теперь мы будем жить втроём.
Это уже слишком. Два предательства за ночь, пусть и в разных снах — это перебор. С тем и иду в бассейн »Парагона», промыть мозги от ночных похождений.


Подробнее…

«Каникулы фрилансеров-2″ Часть 7 «Через бангкокские тернии — к красным звёздам Вьентьяна» Янв 18

Погуляем?

Итак, настало время погулять по Бангкоку — городу, ставшему для многих чуть ли не родным. Поскольку будущее нашей планеты уже предрешено, и быть ему окрашенным в китайско-индусские цвета, то самое время посмотреть на места, где это вторжение уже давно началось. Вы смотрите на них в прицел объектива, они взирают на вас равнодушно сквозь непроницаемую занавесь очков, и не понять, что скрыто в азиатской душе. Так происходит общение разных цивилизаций.

  Подробнее…