Подписаться на RSS
»Топ-блогер», часть 2. Eat, pray, blog Мар 21

Я боролся, сопротивлялся. Я не смог.
Чтобы стать плодовитым топ-блогером, надо ежедневно строчить посты. Говнопосты, прошу заметить. Ни один человек, если он не Пелевин или Фаулз, не может штамповать подённо нетленки. К тому же Бали – один из тех островов, что решительно препятствуют всяческой деятельности.

Мой друг-музыкант
Только ждёт подходящего дня,
Чтоб взять свой смычок
И сыграть что-нибудь для меня,
И весь наш мир
Засохнет тогда на корню,
А если нет –
- то мир такая свинья… (Б.Г.)

Преисполненный желанием творчества, ты врываешься в Ловину и даже радуешься грязному морю и неуютному пляжу со сворой торговцев всяческой ерундой.

 

Мол, укроюсь в гостинице и напишу заодно что-нибудь значительное. Но боги-искусители неожиданно подкидывают тебе резортик с бассейном и садиком невыносимой красоты.

 

Из соседей – лишь парочка вежливых немецких педиков. Идиллия, одним словом. Увы, идиллия означает ещё и выбор. Твой блог и священный писательский долг супротив тропических соблазнов. Шашки наголо, пленных не брать. Жизнь побеждает, как обычно. Плавать нагишом в пустом бассейне при свете фонарей и грохоте цикад неизмеримо приятнее виртуальных соревнований с незнакомыми людьми. Да кто вообще выдумал эти ваши блоги, горите в аду!
Проклиная самого себя за малодушие, уезжаешь в горы, где нет размягчающей жары. Озеро Братан, 900м над уровнем моря, дубак, противный моросящий дождь. Спим в одежде и носках, почти на эваторе, хуле.

…Я слышал, что он чертовски неплох,
И когда он не пьян, он играет как бог.
И простая душа. Я гляжу не дыша,
Как вдохновенно
Наполняет стакан мой друг-музыкант… (Б.Г.)

- Здесь очень холодно, что мы тут делаем? – выстукивала зубами азбуку Морзе теплолюбивая Наташа. Три коротких щелчка, три длинных, потом опять короткие, как на »Титанике». Кругом льды и стылая вода.

 

- Едем по маршруту будущего путеводителя, — терпеливо объяснял я. На это чёртово озерцо возят всех туристов. Они фотографируют себя на фоне храма и пластмассовых педальных лебедей, катаются на лодочках, посещают ботанический сад. Что на планете Индонезия есть по-настоящему красивое озеро Тоба, они не знают, да и не нужно им этого знать. А нам завтра ехать в Убуд, потом в Падангбай.

 

 

- Это по фильму, да?

Специально перед высадкой на Бали мы посмотрели кино, снятое по нашумевшей книге Элизабет Гилберт ‘’Eat, Pray, Love’’ (»Жрать, молиться, ебстись»). Перевод, конечно, крайне вольный, в меру испорченности. Наташа, козыряя школьной пятёркой по английскому, выдала свою версию – ‘’Хавчик, намаз, потрахушки’’, но это вообще чёрт знает что такое, стыдно даже упоминать. Уровень преподавания языков в нашей стране крайне низок.
Так вот, в фильме главная героиня в исполнении старой ушастой Джулии Робертс приехала на Бали и сняла домик в Убуде, с видом на холмы и живописные рисовые террасы. Всё это смотрится как реквием по »Красотке», я всё ждал, когда её, наконец, похоронят. Нет, правда, все эти последние 20 лет мы наивно верили, что принцессы видеофильмов начала 90-х не какают и не стареют. Но тут как-то незаметно Путин переизбрался на очередной срок в бесконечной цепи буддийских реинкарнаций, наши дети завели аккаунты на Фейсбуке. Магическая в своей стервозной сексуальности Шерон Стоун неожиданно оказалась потрёпанной тёткой с подтяжкамии и полувековым стажем. Шарлиз Терон, эта прекрасная субретка с вызывающими ямочками на пухленьких щёчках, перешла во взрослые матроны и сыграла серийного убийцу.

 

 

В тот же день она стремительно покинула сияющий дворец моих юношеских грёз, не успев захватить даже косметичку. Потом ещё были потери…
Теперь Джулия, мастерски гримируя старческие морщины и игнорируя третье слово из названия книги, умудрилась не дать молодому красавчику-ирландцу. Я был страшно разочарован. Что я напишу в путеводителе?? »Вы приехали в романтический Убуд, где по идее должны сбываться самые сокровенные мечты. Увы, именно здесь вышедшие в тираж королевы красоты напрочь игнорируют законы природы, отвергая лучших самцов. Насладитесь скорым концом западной цивилизации на этих уютных улочках и перемещайтесь вместе с неудовлетворённой Элизабет далее на юг, где она найдёт свою бразильскую судьбу в исполнении памятника актёру Хавьеру Бардему, обладателю многих международных кинопремий».

 

Этот мир катится в тартарары, и когда прикатится, надо будет писать об этом отдельный путеводитель, чтобы не заблудиться на новом месте…

В Убуде я не создал ни строчки, сублимируя на великолепные пирожные из кофейни на Jalan Raya.

 

 

Невыносимая духота буквально пинками загоняла в бассейн, лишая светлого блогерского будущего. Пришлось сманить Наташу в Падангбай, на его замечательные пляжи. Главным аргументом стал лучший в мире свежевыжатый сок с мякотью, который делают на полусекретном White Sand Beach, в одном небольшом варунге.
Я помнил о нём все последние пять лет, что не был на Бали. Увы, в 21-ом веке секреты раскрываются слишком быстро. Сонный портовый посёлок превратился в целый курорт, а над заветными белыми песками уже строят огромный отель. ‘’Пропал пляж’’, — заключил бы профессор Преображенский, удери он в своё время от большевиков в Индонезию. И замечательная »Голубая лагуна», упомянутая в книге Гилберт, обзавелась своей асфальтовой дорогой, гостиницами, ресторанами и толпами отчаянно мусорящих туристов.

Во всемирной игре »популярность за красоту» обязательно должен быть проигравший. Чаще всего это рефлексирующий по ‘’старым добрым временам’’ нытик, типа меня. В посёлке открыли настоящую чешскую пивную, в лагуну можно заехать на машине, выбрать себе отель со свежими простынями и видом, и вообще жизнь с каждым годом становится всё удобнее и разнообразнее, а ты одной ногой всё ещё там, где по видику молоденькая красотка Джулия волочит за собой проводной телефон с дисковым набором, и нет сил эту ногу вытащить, вычистить между пальцами остатки прошлого. Благословенного, проклятого ли – я ещё не разобрался. Всё зависит от того, каким будет будущее, если оно у нас будет.
Записывать эти мысли в дневник не хотелось совсем, вместо этого мы с Наташей бродили по пляжу Кусамба, пока ещё совершенно безлюдному, и разговаривали о приятном, сиюминутном. Если постоянно размышлять о судьбах человечества, с ума можно сойти.

 

Тяжёлые волны Ломбокского пролива били наотмашь чёрные пески, уносили в пятикилометровую глубину случайные окурки и фантики. Биологическая линия Уоллеса режет миры Азии и Австралии прямо здесь, перед нами, синей своей бездной. Время выбирать, какой из миров для тебя интереснее. Тексты, статистика, обработка фотографий или просто валяться под навесом, рассматривая кружева могучих индонезийских облаков?

 

…Но сегодня на редкость задумчивый день,
А вчера был дождь, играть было лень.
Наверное, завтра – да, завтра наверняка
Во славу музыки сегодня начнём с коньяка! (Б.Г.)

- Мы поплывём туда? – махнула она рукой в горизонт.
- Нет. Останемся здесь, на балийской стороне, — покачал я головой и кинул каменный кругляш в воду.
- А как же острова Гили? По книге, Гилберт провела там романтический уик-энд…
- Нету никакой Гилберт, и островов тоже нет. Есть только то, о чём я напишу в блоге. Это и есть принцип информационного мира, в котором мы сейчас живём. Понимаешь? Напоминать о себе не менее важно, чем жить. Ты не существуешь, если не написал об этом в социальной сети.
- А как же вот это всё…
- Ты знаешь, я намерен вложить серьёзные деньги в раскрутку блога, — перебил я её.
Приятное и сиюминутное иссякло. Безжалостное балийское Солнце вышло в зенит, испепеляя органику. Песок разогнался до сковородных температур, идти стало возможно только по линии прибоя. Впереди показались ряды рыбацких лодок посёлка Кусамба.

 

- Это значит, мы станем меньше кушать? – забеспокоилась Наташа. – Опять два раза в день, как в прошлом году на Тобе? Ну, когда ты решил стать знаменитым трэвел-фотографом и купить для этого новый объектив за 500 евро? Настолько серьёзные?
- Почти. Для начала – 15 долларов. Каждую свою запись я буду ставить в рекламу. О них будут узнавать новые люди. Будут заходить, читать, комментировать. Некоторые даже начнут делать с твоими фотографиями нечто такое, о чём не говорят в приличном обществе, но это как небольшая абонентская плата за паблисити.

 

- Не поняла, что будут делать? – беспечно прощебетала моя подруга, остужая свои прелестные ножки в шипящих брызгах. Опасность голодной смерти миновала.
- Неважно, потом объясню. Пятнадцати долларов должно хватить на месяц. Осталось только придумать, что именно рекламировать. Работать нужно, творить и креативить. Здесь я не могу этого сделать, хоть убей. Пора двигать в Санур, в цивилизацию. Чёрт с ними, с островами, — сплюнул я. — Все острова одинаковы. Только фригидные американские мегеры возрастом под сорок ищут любовь в избушках под пальмами, а между тем, там даже нет пресной воды. Мы сейчас тоже на острове. Завтра начнётся завтра, и завтра покажет, правильный ли выбор сделан сегодня.
Мы оба посмотрели на пролив. На линию Уоллеса, которую не пересекли.

 

В плохих мелодрамах в эту минуту на главного героя должно снисходить судьбоносное озарение. Поднимается ветер, глаза блестят влажно на морские просторы, все рыдают. Ничего такого я не увидел – вода и вода.

(окончание следует)

Просмотров статьи 4 477.
Рубрики: Индонезия
Вы можете следить за любыми ответами на эту статью через RSS 2.0 ленту. Вы можете пропустить статью до конца и оставить комментарий.
Оставить комментарий