Подписаться на RSS
«Золотой Треугольник — по следам короля опиума» Июн 08

Сухая строчка на ленте информагентства:»Сегодня, 18 октября 2007г, в Янгоне(Бирма) умер Кун Са — глава крупнейшего наркокартеля в Юго-Восточной Азии».

«Ну и что с того? Мало ли помирает наркобаронов на свете, чаще всего не своей смертью?»- пожмёт плечами читатель. Однако, не торопитесь с выводами.

Кун Са -это целая эпоха в жизни региона, живущего за счёт контрабандной торговли. Добро пожаловать в Золотой Треугольник, один из крупнейших центров мирового наркотраффика!
Расположенный на стыке четырёх государств- Бирмы, Таиланда, Лаоса и Китая, он представляет собой 150000 кв.км. джунглей и невысоких гор, относительно редко заселённых и разрезанных пополам великой рекой Меконг. Климат здесь гораздо мягче, чем на жарком юге и является идеальным для выращивания опийного мака. Многочисленным племенам , проживающим по разные стороны границ, опиум всегда заменял лекарства, снотворное и средства проведения досуга. В 20-ом веке к вышеперечисленному добавился и доход от его продажи.

В наше время уникальная природа края и романтический контрабандный флёр магнитом притягивают к себе тысячи туристов. Их путь начинается обычно в Бангкоке, на ж/д вокзале Хуа Лампонг, откуда стартуют многочисленные поезда до северной столицы Таиланда города Чианг Май ( около 13 часов и 900 бат за билет). Ещё быстрее сюда можно попасть на самолёте.

Если Золотой Треугольник- шкатулка с секретами, то Чианг Май- определённо ключ к разгадкам многих из них. Тихий городок с превеликим множеством храмов, достопримечательностей, увеселительных заведений, ресторанов и небольших гостиниц. Туристы ходят толпами по магазинам и лавкам, скупая сувениры. Иногда они проходят мимо большого особняка, скрытого за высоким забором. Не пытайтесь проникнуть туда- такое не удавалось сделать даже всесильной тайской полиции.

У сувенирных развалов и этого дома был когда-то один хозяин, босс китайской мафии Фао Мин. Именно этнические китайцы контролируют торговлю наркотиками в северных тайских провинциях и Фао Мин долгие годы оставался их бессменным лидером. Причина такой удивительной неуязвимости проста: по совместительству главный наркобарон был ещё и резидентом ЦРУ в Чианг Мае, с солидным 20-летним стажем. Ему платили все, даже могущественый Лао Су-владелец пяти центров по изготовлению опиума и его производного, героина. Но не стоит думать, что все грязные деньги остаются здесь. Большая их часть уходит в респектабельные бангкокские, гонконгские и нью-йоркские офисы, чьи хозяева выступают время от времени по телевидению и страстно призывают подняться на борьбу с наркомафией. Единственным человеком, не платившим никому, был молодой, но уже влиятельный Кун Са.

Выходец из соседней Бирмы, к началу 60-х он сколотил собственную армию, состоящую из шанов- одной из крупнейших народностей, проживающих на северо-востоке этой страны. Закон опиумных джунглей гласит: если ты хочешь торговать наркотиками, у тебя должна быть своя армия, хорошо вооружённая и обученная. Чтобы её создать, нужны деньги, много денег. А чтобы их получить, надо торговать наркотиками. Замкнутый цикл, круговорот опиума в природе. Считаться с такой силой пришлось даже Фао Мину, и он отдал под опорную базу своему заклятому другу небольшой тайский городок Банхинтаэк. Из приграничных районов Бирмы, не подконтрольных правительству, потянулись опиумные караваны в Таиланд и дальше, в Лаос. Перевалочной базой на этом пути стал Чианг Рай.

Расположенный в двухстах километрах севернее Чианг Мая, этот поистине райский уголок Таиланда совсем не похож на перекрёсток важнейших региональных путей. Сонный и утопающий в зелени, он затягивает в свои дремотные сети, расслабляет и умиротворяет, словно порция хорошего тайского массажа. Отсюда уже рукой подать до заветного стыка трёх границ. Просторные кондиционированные автобусы с туристами и местными доезжают в Чианг Рай из Чианг Мая за 4 часа. Есть и другая дорога-со стороны Бирмы. Именно оттуда два года назад я впервые приехал в эти благодатные места. Приехал, чтобы навсегда оставить здесь кусочек своего сердца.

…Позади оставалась загадочная страна миллиона Будд и её приграничный посёлок Тачилейк.» Wellcome to the city of Golden Triangle»,- недвусмысленно напоминала табличка на переходе в тайский городок Ме Саи. Глаз, уже отвыкший от привычных атрибутов цивилизации, с удивлением обнаруживал банкоматы, интернет-кафе и настоящий ксерокс в офисе таможни. Редкие фаранги, т.е. европейцы, переходили границу и возвращались обратно, обновляя свои тайские визы. Ничто здесь не напоминало событий 23-летней давности, когда трещали автоматные очереди и языки пламени поднимались над крышами домов. Тогда, в 1982-ом, тайская полиция, уставшая от беспредела наркоармии Кун Са, разбомбила и взяла штурмом его базу в Банхинтаэке.

Ответ не заставил долго ждать: 300 боевиков захватили Ме Саи, разграбили местные магазины и сожгли полицейский участок. Министр внутренних дел объявил награду за голову опиумного короля- 25000$. «Это оскорбление для меня,- заявил публично Кун Са,- я стою в тысячу раз дороже», и в свою очередь назначил за голову министра вознаграждение в триста тысяч. Ещё более десяти лет неуловимый бирманец действовал под носом у местной охранки, коррумпированной не меньше своих российских коллег.

Времена выстрелов и пожаров, слава Будде, давно позади, и я без приключений добрался до чианграйского автовокзала. Отсюда каждые два часа уходят автобусы в Чианг Саен. Дощатые полы, открытые окна и горластая кондукторша хватает за шивороты зазевавшихся прохожих, силком запихивая их в доисторический рыдван. Сей аттракцион длится минут сорок и стоит 30 бат. Вы уже почти у цели.
Чианг Саену не повезло. Наверху решили, что заветным центром Треугольника должен стать соседний Соп Руак, и поэтому все пенки, сливки и прочий навар с прибыльного турбизнеса достаётся именно ему. Чианг Саен может похвастать лишь рынком невероятно дешёвых шмоток( как-никак столица контрабанды) и таким же дешёвым интернетом- 15 бат в час. Развозки- сомтамы доставят вас в конечную точку путешествия , к статуе Золотого Будды в Соп Руаке.

Отсюда, со смотровой площадки над Меконгом, хорошо видны бирманский и лаосский берега. От причала непрерывно отходят длинные лодки с туристами. Для начала я зашёл в музей опиума, где выставлены всевозможные приспособления для сбора, переработки и курения этого «индокитайского хлеба». Посетителей почти не было, за исключением громкоговорящей семьи с ненавязчивым украинским акцентом. Папаша так смачно и подробно объяснял сыну все этапы и тонкости изготовления героина, что осталось лишь ожидать появления шприца и демонстративного укола.

От греха подальше я сбежал к Золотому Будде. Огромный и торжественный, он сидел лицом к Меконгу, будто ожидая очередную партию контрабандных рубинов. Сразу стало понятно, кто здесь главный. Процесс созерцания нарушили всё те же представители «ридной и нэзалэжной» : «Сима, отойди, твоя задница толще, чем этот памятник, мешаешь снимать!» -» Это моя-то толстая?! Да ты на свою посмотри!» Поняв, что ловить тут больше нечего, я спустился к причалу и попытался смешаться с толпой оргтуристов, прикинувшись японским пенсионером. Опять неудача. Прищуренные глаза и сутулая походка не убедили ушлых паромщиков и лжепенсионер был отправлен в кассу для индивидуалов. Там предлагали прогулки исключительно на лёгких двухместных джонках, с заездом на лаосскую территорию. 400 бат- недорогая плата за скорость и свободу!

Надсадно ревёт мотор, ветер свистит в ушах, лодка летит едва касаясь днищем воды. Я распеваю русскую народную песню: «Ой, Лао-ос, Лао-ос! Не лаось меня!» Мы ненадолго швартуемся у бирманского берега. Над глиняной водой нависает помпезное казино, построенное на опиумные деньги Кун Са и ещё одного шанского заправилы — Бо Мья. Выходить из лодки формально запрещено-нарушение границы- но вы же находитесь в Золотом Треугольнике, где небольшая взятка решает любые проблемы! Возвращаться в Бирму, где я только что побывал, не хотелось, и судно взяло курс на лаосский остров Донексао, где за символическую плату 20 бат можно погулять без визы, купить сувениров и даже отправить письмо на Родину, благо почтовый ящик демонстративно приколочен у вывески на французском: «Province du Bokeo du Laos». Глядя на бутыли местной самогонки с заспиртованными гадами, начинаешь понимать, откуда пошло крылатое выражение «зелёный змий». Вот он, родимый, в натуральном виде! Но моё воображение занимает совсем другое…

Однажды сорок лет назад такой же переход через Меконг совершил крупнейший наркокараван Кун Са, послуживший яблоком раздора в знаменитой «опиумной войне» 1967года. Тогда в лаосских джунглях несколько дней кипели настоящие бои между контрабандистами и солдатами генерала Гоминьдана, контролировавшего нелегальный транзит из Южного Китая. Сражение велось по всем правилам военного искусства, с применением миномётов и гранатомётов. Победило, как всегда, государство: начальник Генштаба армии Лаоса Ун Ратикон прислал авиацию, всех разбомбил и забрал ценный груз себе. Ещё бы, никто не имел права провозить наркотики по лаосской территории без участия высшего армейского командования, этакого «Минлаонаркоторга».
Потом этот опиум и героин попадут во Вьетнам и в короткий срок превратят американский экспедиционный корпус в сборище хронических наркоманов- так иногда руками лихих контрабандистов вершится мировая политика.

Кун Сао, потерпевший сокрушительное поражение, бежал обратно в Бирму. Настала пора бежать и мне: со стороны Меконга надвигалось стихийное бедствие похлеще войны за опиум, а именно- лодка со всё той же жизнерадостной семейкой. Не дожидаясь высадки десанта имени Ющенко-Януковича, я сиганул в джонку, и обдав брызгами встречные катера, ретировался назад, к Золотому Будде.

Для желающих остаться здесь на ночь тайцами предусмотрен уютный отель Imperial Golden Triangle. Но не стоит лазить по джунглям в поисках маковых посевов. В 2001 году экспедиция известного путешественника Яцека Палкевича и телеканала Discovery попыталась сделать то же самое, и потом еле убежала от охранников- у тех принято сначала стрелять, а уже потом интересоваться целью визита. У меня же на такие подвиги совсем не оставалось времени. Завтра я должен был оказаться в Чианг Мае, на торжествах по случаю национального праздника Лои Кратонг.

Дорога до Северной тайской Пальмиры заняла полдня. Неугомонному Кун Са для возвращения понадобилось почти 20 лет. Он всё-таки отомстил за своё фиаско: в 1986 году на воздух взлетел целый квартал Чианг Мая, вместе с гоминьдановским генералом Ли Венхуаном. Но всё это- лишь бледная тень былой славы. Звание мировой «героиновой житницы»( а точнее-»смертницы») уверенно переходило к Афганистану- стране, где мне суждено было побывать всего лишь через три месяца после визита в Золотой Треугольник. Но это уже совсем другая история…

Артур «Popados» Шигапов, 2008г.

Просмотров статьи 5 082.
Вы можете следить за любыми ответами на эту статью через RSS 2.0 ленту. Вы можете оставить свой комментарий, или вернуться наверх данной статьи.
Оставить комментарий